Сказка про Дракона -из серии Сказки для взрослых детей-

Сказка про Дракона -из серии Сказки для взрослых детей-

За одним из окон в моем Старом дома — ну, вы про них уже знаете — живет Дракон. Представьте себе, я и сам не сразу понял, что это именно Дракон. Сначала он был зеленый. Не такой зеленый, как те любители покататься на чужих кораблях, а просто серо-зеленый с изумрудно мерцающими чешуйками.

В те не очень далекие дни был он маленький, неуклюжий и почти ничего не умел, только урчал и светился. Чтобы разговаривать с ним приходилось учить разные языки, то один, то другой. Потом-то он, конечно, разговорился. И научился петь песни — да так, что почти не отличишь от настоящих. Но все это — потом. А вначале, ну, то есть, не совсем вначале, а после того, как был зеленым, он поменял цвет и стал голубым, но не в том смысле, в каком сейчас привыкли понимать это слово, а в смысле цвета.

Голубым, однако, он пробыл совсем недолго и стал цветным. Не в смысле, афроамериканцем или Чингачгуком Большим Змеем, а в смысле, ну, вы понимаете — разноцветным. Все более и более разноцветным, так что, через некоторое время, даже самый тонкий знаток цвета не смог бы сосчитать количество оттенков на сияющей драконьей шкуре.

Но тогда никто еще не знал, что он Дракон. Мы думали, какая-то диковинная зверушка. И еще никто не знал, что он ест. Не в том смысле, что он потребляет, это-то все прекрасно знали, а в смысле: чем питается. Этот большой-большой секрет я узнал потом. Нам его открыла благородная дама, портрет которой висит на стене в моем Старом доме.

Дни мелькали, и — мелькали все быстрее, Дракон рос, и однажды я заглянул в окно и, не то, чтобы ужаснулся, а, скорее, поразился: Там был Дракон. Огромный, как… как… Он был везде! В квартирах и присутственных местах, железных машинах и детских игрушках, даже в стенах домов и в карманах мужчин и сумочках женщин, пробегающих мимо окна светились драконовы чешуйки. Он был везде и был всем нужен, он разговаривал со всеми: передавал чужие слова, сплетничал, помогал, предостерегал, учил, советовал, шутил, развлекал, чего только он ни делал!

Я вернулся в Дом и поделился своим… ммм… удивлением с домашними. Обиженный жизнью кот Фома, конечно, поднял мяв о всемирной катастрофе и гибели всего разумного, Домовой Гном, напротив, назвал все “обнакновенным делом” и, более того, правильным. Я метался, принимая то одну, то другую сторону. Вот тогда-то и заговорила благородная дама на портрете. Я по пальцам могу пересчитать те моменты, когда она вступала в беседу. Обычно она молчит и смотрит вдаль, и уж если она заговорила, то решила, что предмет разговора безусловно важен.

— Это — Дракон! — сказала она.

Э-ка! Дракон! Мы заспорили еще пуще, но через какое-то время пришли к согласию и подтвердили мнение дамы. Все признаки были налицо: драконы, как известно, не злые и не добрые — потому и невозможно определить благо или зло это существо. Они любят власть и стараются забрать человеческие богатства — а уж наш-то точно обретает все большее могущество и — чего скрывать — подгрёб под себя, считай, все золото мира. И последнее: как известно, люди могут не только убивать драконов но и превращаться в них, и, могу поклясться, я множество раз удивлялся сходству отдельных человеческих созданий с этим жутковатым существом.

— Что же делать? — спросили мы у благородной дамы, и она, конечно, ответила, как всегда, безжалостно и логично. Вот ее слова, как я смог их запомнить и, опрометью бросившись в кабинет, записать. На бумаге.

— Вы не сможете его убить. Многие пробовали, и сейчас выглядят, по меньшей мере, глупо. Пройдет еще немного времени, и вы даже не сможете сделать различие, где Дракон, а где вы. Это неизбежно, если, конечно, Бесконечность не исчерпает свое терпение и не сотрет нас, как дорожную пыль, со своего лица. Однако, думаю, до этого дойдет не скоро.

Она сделал правильную паузу и продолжила:

О Драконе. Я знаю у него только одно уязвимое место, одну только слабость: он обожает ваше время. Он не просто им питается, он буквально живет им. В этом ваш шанс и ваша власть. Чем меньше вы ему скормите своих часов и дней, тем меньше он будет иметь власти над вами. А главное: обязательно берите у него что-то взамен. Нет такой услуги, которую бы Дракон не оказал в обмен на ваши бесценные минуты, главное, не тратить их зря. Дракон все равно их выманит, возьмет хитростью, силой или подкупом, но вы, и только вы, решаете, что получить взамен. Конечно, можно просто закрыть окно, я знаю таких, кто не встречается с Драконом вовсе. Разумно ли это? И тут я вновь укажу вам на вашу силу: вы выбираете, вот ваша власть, и она безусловна и равна Бесконечности.

Так сказала благородная дама и вновь устремила свой взор вдаль. Фома почесал за ухом и пошел на кухню, хлопнуть рюмашку по такому случаю. Я расставил шахматы и стал ждать Фому. Я, к слову, как-то пробовал сыграть партию с Драконом — осталось гадкое чувство, как будто, пардон, интимно общаешься с токарным станком. Так что, я дождался Фому, заказал Домовому Гному меню на вечер, и начал проигрывать очередную партию. Шахматные фигуры давно к этому привыкли и уже даже не шутили на этот счет. Фома же в течение всей партии перед тем как сделать очередной безжалостный ход хмыкал и повторял под нос: “Безусловна и равна бесконечности. Э-ка…” И решительно ставил фигуру на доску.

Опубликовано:Март 9, 2017admin