андрей бузуев

Беспечный ездок (Байкер-блюзы)

И вспомнил я слова мудрейшего Виктора Степановича Шустова, который тоже кого-то цитировал, кажется: «Если нет времени (возможности, средств) рисовать картины — рисуй этюды»… Вот вам этюдик на стишок-песенку «Беспечный ездок» (ездец, ездун, как-ить хотите).

Просто песенка просится огласиться, поэтому и решил не тянуть и не мудрить, все равно, как в студии, не получится. Зато «живьё».

Дорога, дорога —
прямая, аж зубы сводит.
Спасенье одно: по газам, и — до неба пыль.
Ты едешь и едешь, и только порой
очень хочется дать по морде
тому, по чьей милости мы
глухи и слепы.

А вдоль дороги —
то вязы, то ели, то ивы,
то чистое небо, то горы и мрачный дол.
Но, чем дальше ты едешь, тем беспечней твои мотивы,
и скоро, того и гляди, перейдут в рок-н-ролл!

И вроде есть крылья, но торчат они как-то боком.
Есть в сердце огонь, но сказали, что это,
просто горит бензин.
И все так бесконечно красиво и так безнадежно жестоко,
что только считай километры и не тормози!

А вдоль дороги —
то вязы, то ели, то ивы,
то чистое небо, то горы и мрачный дол.
Но, чем дальше ты едешь, тем беспечней твои мотивы,
и скоро, того и гляди, перейдут в рок-н-ролл!

Ты едешь и едешь: надо же что-то делать,
пока есть в картере масло, и фара сияет в ночи.
И пусть все не так, а то, что так, все равно не так, как хотелось,
ты, главное, пой, ты, главное, не молчи.

И пусть вдоль обочин —
обрывы то справа, то слева,
то чистое небо, то горы и мрачный дол.
Ведь, чем дальше ты едешь, тем беспечней твои напевы,
и скоро, того и гляди, перейдут в рок-н-ролл!

Потому, что я кого-то люблю…

Снова и снова зима, за годами года.
Это какая-то вечная шутка, друг мой.
И сердце мое давным-давно изо льда.
Только и радости, что цвет у льда золотой.

Но вот во что я верю, и в чем не сомневался ни дня,
И вера эта мне,  как капитан кораблю.
Я жив до сих пор потому, что кто-то любит меня,
А еще потому, что я кого-то люблю.

Вот, кто-то снова призывно кричит за спиной.
А обернешься и попадешься на трюк.
Скажи мне: вот это вот все не так — это только со мной?
Или это не так со всем, на что я смотрю?

Но вот во что я верю, и в чем не сомневался ни дня,
И вера эта мне,  как капитан кораблю.
Я жив до сих пор потому, что кто-то любит меня,
А еще потому, что я кого-то люблю.

Серое в белую крапинку небо вокруг,
И — чуть пониже — стеклянные тени домов.
Но где-то там твой заснеженный город, мой друг,
Где всегда для меня всегда готовы и пища и кров.

И вот во что я верю, и в чем не сомневался ни дня,
И вера эта мне, как капитан кораблю.
Я жив до сих пор потому, что кто-то любит меня,
А еще потому, что я кого-то люблю.

Скачать песню Андрея Бузуева «Потому, что я кого-то люблю…»

Серебристая тонкая нить (рабочая запись)

Скачать песню Серебристая тонкая нить здесь https://yadi.sk/d/7FtXh8GD34qNiv

Там, в начале — ни мысли, ни памяти.
Только мира сиянье в глазах.
Может, ангелом Божьим вы станете,
может, кровь ваше дело и страх.

Будут руки наполнены силою
Или может их вовсе не быть:
Так плетут небеса темно-синие
Серебристую тонкую нить.

Будет путь ваш коротким ли, дальним ли.
Кто узнает? Уж точно не я.
Мой удел — афоризмы банальные,
Что дала мне дорога моя:

Никому ничего не доказывать,
Никого ни о чем не просить…
К небу синему крепко привязана
Серебристая тонкая нить…

Время длится, прямое, как просека.
Постучимся с тобою и мы,
Сквозь Весну, через Лето, по Осени,
Прямо в двери Хозяйки Зимы:

Никому ничего не советовать,
И ни в чем никого не винить…
Перевита лучами рассветными
Серебристая тонкая нить.

Этих дней красоту бесконечную
Понимать, принимать и любить,
Пролагая от мига до Вечности
Серебристую тонкую нить.

 

Вы ли?! — великосветское тангО-

ВЫ ЛИ?

Вы ли это, вы ли это, вы ли?
Ныне не узнать мне вас никак!
Были губы цвета кошенили,
И в браслетах тонкая рука.

Было пламя страсти до рассвета,
Сладкий плен измятых простыней…
Боже милосердный, где все это?
Где мечты и грезы этих дней?

До полночи, помню, дуэтом мы пели,
И яркая в небе сияла звезда!
Неси-ка, голубчик, колоды и мелу.
Забудемтесь в висте, прошу, господа!

Взял я вас в губернии забытой:
Всех богатств: прелестный взор и грудь.
Дал вам титул, деньги, имя, свиту
Ко двору и в свет открыл вам путь.

Ну а ныне что случилось с вами?
Что за тон и что за скучный взор?
Лишь бы забавляться с гаерами
Да вести о модах разговор.

Булавки и шляпки, жабо и корсеты!
Ах эта престранная женская страсть!
Зачем я садился за партию эту?
Ненужные карты!Неверная масть!

То ль заехать к старцу на неделе?
Помолиться у святых мощей,
Чтоб поменьше вы хвостом вертели,
В обществе кокоток и хлыщей.

Вы дождетесь: воспылаю местью!
Я вам не какой-то парвеню!
Я клянусь вам родовою честью,
Вам с социалистом изменю!

Потрачу на “Искру” свои миллионы
И в ссылку отправлюсь в Париж иль Бомбей!
Плесни-ка, голубчик, еще “Периньону”
И трубку дурманом китайским набей!

Скачать песню Андрея Бузуева Вы ли!? https://yadi.sk/d/p0TCv_eL33vodn

Любовь остается! (рабочая запись)

 

Эта зима засыпает дороги снегами,
Эта зима остужает сердца наши вьюгой…
Но в ледяной темноте зажигается пламя,
И мы находим, находим, находим друг друга.

кто-то поверит,
Кто-то простит,
Кто-то услышит,
Кто-то вернется …

Вроде бы мелочь,
Вроде бы жизнь,
А на Земле
Любовь остается.

Сядем поближе, откроем бутылку вина,
Пару свечей разожжем меж бокалов.
Станет яснее дорога видна
И ничего начинать не придется с начала.

И помечтаем про новую жизнь,
И согласимся, что все было клево и в старой.
Вместе вселенную посторожим,
И ничего начинать не придется с начала.

2016

 

Птицы (Пелагея)

Скачать песню Птицы (Пелагея) https://yadi.sk/d/kiqa_HBKr3oTE

Когда мы придем на берег реки
Той светлой реки, бескрайней и бесконечной,
Будут мысли просты,
и слова будут так легки.
Я тебе улыбнусь,
ты обнимешь меня за плечи.

ПРИПЕВ:

Будут птицы лететь и лететь на юг,
Облака за ними стеной сомкнутся.
Но мы знаем и верим: они все равно вернутся
И споют нам весенние песни,
и гнезда в листве совьют.

Когда мы войдем в наш чистый просторный дом,
Там, где берег высок и травы покоем дышат,
Я зажгу огонь,
Ты к колодцу пойдешь за водой,
Я спою тебе песню,
А ты эту песню услышишь!

ПРИПЕВ:

А когда загорится свеча на нашем окне,
Чтобы путник в глухой ночи не плутал напрасно.
Я тебя обниму,
А ты улыбнешься мне,
Потому что ночь
Над нами уже не властна.

ПРИПЕВ:

 

Блог, так блог.

Немного странно в конце года, да еще и високосного, начинать что-то новое. Но, так уж получилось: старый сайт приказал долго жить, а я как-то привык к тому, что у меня в сети есть свой уголок. И забавно, что странички в социальных сетях это не заменяют. Так что, я оставил в Фейсбуке все, что там есть, и принялся за новый дизайн своего виртуального «дома». Надо сказать, я сразу понял, как это полезно: исправилось то, что давно напрашивалось исправиться, придумалось кое-что новое. Вот, например, эта рубрика появилась. Буду писать сюда свои мысли и разговаривать с вами, если у вас такое желание возникнет. Именно для этого только здесь я оставляю возможность комментариев, несмотря на обилие мастеров спама, использующих любую лазейку, чтобы всунуть в комментарий какую-нибудь коммерческую хрень и незрелых душ, получающих удовольствие от злых слов в сети. Ну да, ладно, это раньше, в самом начале Интернета черное слово, пришедшее по модему откуда-нибудь из «тмутаракани», ранило в самое сердце, а сейчас мы старые и толстокожие. Посмотрим. По крайней мере, я тут смогу выговориться, и то хорошо. Обещаю, если вам захочется выговориться, выслушаю со вниманием и интересом.

Расскажите мне…

Скачать mp3  «Расскажите мне..» https://yadi.sk/d/XDTDOf4P33Ntwv

Расскажите мне, что знаю я.
Обозначьте мыслей свет и тени.
Укажите, где лучей сплетенье
освещает тайны бытия.

Чей неясный голос мне поет?
Чья рука ведет меня по свету?
Чьей улыбкой легкой, чуть заметной
сердце окрыляется мое?

Чья рука ведет меня по свету?
Чьим теплом дыхание согрето?
Чьей улыбкой легкой, чуть заметной
сердце озаряется мое?

Укажите свет за той чертой,
гранью той — меж мною и не мною.
Может быть, я тайный путь открою
в край, где есть и воля, и покой.

В дольний край, где солнце и прибой,
где зима — зимой, а летом — лето,
где друзья в вечернем круге света
за столом одним сидят с тобой.

Где зима — зимой, а летом — лето,
где года быстры и незаметны.
где друзья в вечернем круге света
за столом одним сидят с тобой.

2013

Сказ про то, как Черт Ивана уму-разуму учил

(Ознакомительный отрывок. Полный текст на http://www.proza.ru/2016/07/12/596)

Музыкальный   спектакль для России с оркестром.

В спектакле использована музыка из оперетты Ж. Оффенбаха.

Действующие лица:

ИВАН-дурак — русский мужик, деревенщина.

ЧЕРТКОВ — европейской наружности молодой служащий Департамента греха и соблазна.

ВАСИЛИСА ГОРЮНИШНА — жена Ивана.

ДЕД ФИМА – горбун, калика перехожий.

НЕМЕЦ

ФРАНЦУЗ

АНГЛИЧАНИН

Народ русский, бюргеры немецкие, девицы французские, инженеры и полисмены английские, ангелы небесные, скоморохи и песельники.

Примерный состав оркестра: гусли, гитара, бубен, балалайки, бас-балалайка, баян, жалейка, рожок, русская перкуссия.

ДЕЙСТВИЕ 1

ПРОЛОГ

Раннее утро. Русь храпит, храпит на все голоса, с бульканьем и стонами, сонными молитвами и матерщиной. Постепенно, очень не сразу, храп сплетается в хороводно-плясовой ритм из которого возникает мелодия вступления первого зонга.

(звучит вступление зонга, на его фоне интеллигентный и благородный голос Черткова)

ЧЕРТ

Его Глубокопренизходительству, Генерал-Директору Департамента Греха и Соблазна, Господину Вельзевульскому полумелкого обер-беса 13-го ранга Черткова рапортиция. Тема: Совершенствование и развитие греховного существования подведомственного народонаселения. Объект: Иван, сын Иванов, национальность — русский, статус — деревенщина.

Появляется пастухи, танцуют и поют.

ПАСТУХИ

Как на этом свете ли, на том
Жил-был  Ивашка — деревеншина.
При царе Горохе, при старосте Авдёхе —
Ванька — деревеншина…

ЧЕРТ

Спешу уведомить Ваше Глубокопренизходительство о текущем состоянии дел. Вверенный мне объект, будучи подвергнут комплексу штатных процедур по соблазнению и обезбоживанию какой-либо определенной направленности мышления и действия не обнаружил. Иными словами, хуже не стал.

(Появляются бабы с ведрами, присоединяются к пастухам. Рассвет ярче, песня живее.)

БАБЫ
Чо не сделат, все у нё не так.
Э-эх! Все у нё навыворот:
Воду в решете таскает,
Лаптем щи хлебает —
Ванька — деревеншина.

ЧЕРТ

После памятного мне заседания, когда Вы лично, подвергнув мои рога критике генеральским трезубцем, изволили наметить ряд мероприятий под кодовым названием «Шкалик», я с утроенной энергией приступил к данного плана осуществлению. Увы мне — безуспешно!

(появляются мужики, засидевшиеся в трактире, присоединяются к остальным)

МУЖИКИ
Пивал  он  крепенько по праздникам,
А в будни так, по-малому,
Не боле полведёрышка,
А больше — где же взять?
С утра клянет весь свет, а к вечеру
Уж песни разудалые
Будет Ванька распевать.

ЧЕРТ

Исходя из вышеизложенного, спешу предложить новый подход к данной проблеме. Осмелюсь предположить: Иван воистину чертовски необразован. Его разум столь неразвит, а воспитание так запущено, что Иванов просто не в состоянии успешно воспринять наше влияние…

ВСЕ

Идут, идут года несчетные,
Дремучие, былинные,
А Ванька-деревенщина
Все вкривь да все не так,
И как Ивана ни крестили-то:
И быдло, и скотина он,
Ну а попросту — дурак…
И уж так Иван выписывал,
Что даж Черту стало жаль его.

ЧЕРТ

ИСходя из вышеизложенного, очевидно: всенепременнейше первым делом необходимо образовать, иными словами, просветить вверенный мне объект до той степени интеллигентности, коя потребна осуществлению наших целей. Как сказал классик, «…черней и гуще благостная тьма, коль рядом жгучий свет пылает…».

(Солнце вспыхивает ярко. Звон и гром. Все застывает.)

НАЧАЛЬСТВЕННЫЙ ГЛАС

Приказ номер три шестерки дробь шесть по Департаменту греха и соблазна. Проект «Просвещение народа» утвердить. Ответственным исполнителем  назначить обер-беса 13 ранга Черткова. Срок исполнения — три года, три месяца и три дня земного исчисления с момента оглашения.

(Звон, гром и прочее. Все исчезают.)

СЦЕНА 1

Изба Ивана. Печка. Иван лежит на печи. Жена Ивана за прялкой. Поет.

ВАСИЛИСА (поет)

Веретись, веретись, веретенышко,
Обвейся ниткой светлою,
Скажи родимой матушке
Словцо мое заветное.
Ой, матушка, голубушка,
Тепло ль на небе, милая?
Сведет нас вместе вскорости
Судьба моя постылая…

Появляется изящный, дворянского вида Черт. Стучит.

ВАСИЛИСА

Открыто! Кого там черт несет?

(Черт входит)

ЧЕРТ

Сам! Сам, извольте видеть, себя и несу. Приятного утра, хозяюшка!

ВАСИЛИСА

А, Божечки! Черт!

ЧЕРТ

Он самый, Василиса Горюнишна!

(видя, что Василиса пытается креститься, удерживает ее за руку)

Это совершенно излишне, сударыня, поскольку я здесь вовсе не для погубления вашего, а совсем даже наоборот, с весьма полезною миссией. И дело у меня к Ивану Ивановичу.

ВАСИЛИСА (мгновенно меняется)

Чово? Я те дам Иван Иваныча, ирод хвостатый! Где тут у меня ухват лежал?!

(Беззаветно хватает ухват, гоняется за Чертом, Черт уворачивается. «Гонения» прерываются похмельным воплем Ивана.)

ИВАН

(с печи) О-о-о-р-р… Васька!

ВАСИЛИСА

Чово!?

ИВАН

Чово там?

ВАСИЛИСА

Да — черт!

ИВАН

Кой черт?

ВАСИЛИСА

С рогми.

ИВАН

И чо?

ВАСИЛИСА

Гоняю вот.

ИВАН (подумав)

Ну, гоняй…

ЧЕРТ

Иван Иваныч, будьте милостивы, успокойте вашу супругу!

ИВАН

Ась? Васька! Это кто?

ВАСИЛИСА (останавливается)

Да черт, говорю!

ИВАН

И чо?

ВАСИЛИСА

Тьфу!

ЧЕРТ

Иван Иваныч, позвольте объясниться. Это дело наиважнейшее и взаимовыгоднейшее!

ИВАН

Погодь, Васька. Ну, объясняй.

ЧЕРТ

Как же мне объяснять, если я, некоторым образом, даже вас не вижу?

ИВАН

Чо?

ЧЕРТ

С печи слазь, говорю, морда!

ИВАН

Тьфу, ты! Васька!

ВАСИЛИСА

А!

ИВАН

Это ж барин, а ты говоришь, черт.

ВАСИЛИСА

А кто его разберет, ежели он с рогми?

ИВАН

С рогми! Морда! (после паузы, не двигаясь с места) Обожди, ваша благородия, уже поспешаю!

(спустя некоторое время)

ЧЕРТ

Оно и видно, что поспешаешь! Ты же места не сдвинулся!

ИВАН

Ишь ты. Прыткой. Потерпи маненько, барин, с печи слезть – эт ить меропринятий получается. Важен каждый шаг!

(Садится и, с огромными паузами, растягивая процесс слезания на весь зонг, медленно переставляет руки и ноги. Поет.)
ИВАН (поет)

Говорила мне мамаша:
Ну-к, слезай-ка, щей поесть.
Да я бы рад, мамаш, поесть,
Да только…
Тут, ить, надо-ть с печки слезьть!
Говорил друган мой верный:
У меня поллитра есть.
Да че там пить-то, чуть присесть —
И только!
А тут, ить, надо-ть с печки слезть!
Говорила мне кума:
Да приходи, сведу с ума.
Страсть в куме, конечно, есть,
Но только…
Тут, ить, надо-ть с печки слезьть!

(К концу зонга Иван стоит напротив Черта)
ЧЕРТ

Силён!

ИВАН (разиня рот)

Барин, а ты ведь и впрямь — Черт.

ЧЕРТ

Черт, Иван Иванович!

ВАСИЛИСА

А я что говорю, а ты — морда!

ИВАН

Погодь,  Васька. Вишь кака важность. Незнай даже, чо думать. Чего изволите, вашбродие?

ЧЕРТ

Вот! Другое дело! (принимает торжественный вид) Спрошу во-первых: ты, Иван — дурак?

ИВАН

Ну.

ЧЕРТ

Спрошу во-вторых: хочешь умным быть?

ИВАН

Ну…

ЧЕРТ

А вот и третий спрос: поступишь ко мне в ученье?

ИВАН

Эк! Какое ж от черта ученье? Пакость одна. Прошлый раз в трактире Ярема вон — тоже с чертями. Все разговаривал: «Маненькие мои! Зенененькие мои!» Так посля него Агафон-трактирщик на полдня заведение закрывал.

ЧЕРТ

Это, Иван Иваныч, бесы из группы захвата. Другое ведомство. А у меня ученье самое настоящее. Да и не сам я учить буду. Я вас только к учителям отвезу. К самым лучшим.  За границу поедем, Иваныч!

(беседа прерывается воплем Василисы)

ВАСИЛИСА

А-а-а! Так и знала я! Ишь чего надумал, глист рогатый, живого мужа с дому сводить!

(Хватается за ухват.)

ЧЕРТ (уворачиваясь)

Очень даже обидно слушать от вас такие слова, Василиса Горюнишна! Разве похож я на дешевого соблазнителя из Коммерческого отделения? (Соблазняет.) Разве так ужасен и отвратителен вид мой? А знаете ли вы, знаете ли вы, Василиса, что не пройдет и трех лет, как ваш Иван сделается умен и богат, а вы сами будете ходить в шелках и парче, пить шампань и заморским зефиром закусывать? Да и зачем три года! Вздор! Год! Год – и то много! А пока вот вам, свет-Василисушка, задаток: за каждый день отсутствия вашего любезного супруга — пятак медью, за неделю — полтинничек серебром, за месяц – рупь золотом!

ВАСИЛИСА (соблазняясь)

Два.

ЧЕРТ

Э… что?

ВАСИЛИСА (почти в прострации)

Неделя – полтинник. Месяц – два рубля.

ЧЕРТ

Да… Два рубля. Два рубля! А в придачу от меня лично вам — в знак восхищения и признательности вечной — заграничные диковинки: парфюм французский, щербет турецкий, да пара англицких панталонов с подвязками!

(Поет и танцует с Василисой.)

Скажу я, сударыня, вам без затей.
Наукой доказано твердо:
Все зло, мон ами, на Земле от людей,
А валят, простите, на черта.

Вы помните: рай, все поет и цветет,
И вот, в нарушенье условий,
Кто выдал Адаму запретнейший плод?
А кто оказался виновен?

Сломался ли плуг, не дорос ли овес,
Сдох пес, не доится корова,
Набилась мозоль иль расквасился нос —
На черта все вешают снова.

А мы — смесь ума и изящных манер,
Приятно и весело с нами,
И умные люди от веку, мин хеpц,
Умели поладить с чертями.
Не верьте, не верьте дурацкой молве,
Будь молод ваш мир, будь он стар ли,
Все зло в этом мире у вас в голове,
Я вас уверяю, май дарлинг!

(Василиса, онемевшая, парализованная и счастливая, валится на лавку.)

ИВАН

Здорово ты ее, вашбродь, уконтропупил. Ишь, лежит, чисто полено, хоть в рясу ряди, хоть в печку клади.

ЧЕРТ

А! Ерунда. У нас это проходят на 2 курсе.

ИВАН

Мастера! То-то я смотрю, у нас на деревне не детвора, а сплошные бесенята! Ну да ладно, Васька, вернусь, мозги те вправлю, для этого заморских учениев не нать.

ЧЕРТ

Ага! Стало быть, по рукам?

ИВАН

По рукам, вашбродь!

 

Послушать песни из спектакля mp3 (запись 2000 года в домашней студии Сергея Хижова)

Пролог

Песня про печку

Песня про велику механику

Сколько выпито…

Песенка про петуха

Финал

Стражи Старого Дома. повесть, отрывок

Стражи Старого дома Серия первая

Стражи Старого дома или приключения Лиски и Тарика

 

“Сказка — ложь, да в ней…”
Великий Апуш

Серия первая. Кошки-мышки.

Ну да. Дом был старый. Старый-престарый. Такой старый, что у него было всего семь окон — три внизу и четыре на втором этаже. Он был такой старый, что ступеньки перед входом словно вросли в асфальт, и, если бы кто-то захотел войти в дверь, не нужно бы было высоко поднимать ногу. Но и Тарик, и Лиска даже и не подумали бы туда заходить, и мысль такая бы не возникла! Если бы не кот. Точнее, не мышь. Точнее, сначала мышь, потом кот. Точнее… Хм. Давайте-ка, по порядку.

Было лето, и можно было делать что хочешь. Когда тебе, скажем откровенно, не очень много лет, «что  хочешь” может быть очень шумным, поэтому мамы выгнали двух мучителей дышать свежим воздухом. Мучители — Тарик и Лиска — жили рядом и знали друг друга всегда. То есть с самого-самого-самого детства. Просто в какой-то момент обнаружилось, что рядом есть кто-то, с кем можно разговаривать, меняться игрушками, по очереди учиться ходить, читать друг другу буквы, ну, и так далее. А дом — он тоже был во дворе всегда. Наверное, появился вместе с Землей из какой-нибудь космической пыли, а уже потом его окружили семнадцати и двадцати двухэтажные «стенки» и «свечки». Дети привыкли не замечать его, как не замечают дерево или, например, фонарный столб. Похоже, там и не жил никто. Хотя нет, вечером одно-два окна светились, да и над дверью всегда горело что-то тускло-электрическое.

И вот теперь Лиска стояла напротив того самого дома у того самого подъезда и говорила Тарику:
— Она живая, а?
— Не, ну, она сидит же… — отвечал Тарик.
— Не убегает.
— Ничо се. А если ближе подойти?
— Давай.
Они осторожно, на пару шажков, приблизились к ступеньке перед дверью, на которой, свесив крохотные лапки, сидела и, видимо, блаженствовала, греясь на утреннем солнцепеке, мышь. Мышь. Сидела. Свесив лапки. А передние положив на то, что, немного подумав, Тарик назвал коленками. Повернув острую мордочку к солнцу мышь — теперь было уже видно — зажмурилась и ребят то ли не замечала, то ли ей было все равно.

А через миг произошло вот что: из-за двери, не торопясь, вышел здоровущий черно-белый котяра. Причем, цвета на нем распределялись довольно симметрично: левая половина — преимущественно черная, правая — белая.
— Э… — начала было Лиска.
Кот хмуро зыркнул на оцепеневших детей, подошел к мышке и легонько ткнул ее лапой. Та встрепенулась, посмотрела на кота, затем, на ребят, пожала тем, что Тарик про себя назвал плечами, взобралась на ступеньку и ушла вместе с котом за дверь.
— Ничо се, — повторил Тарик.
— Они дрессированные. Наверное. Там дрессировщики живут знаменитые. И их дрессируют, — догадалась Лиска.
— Ага. А сейчас у них перерыв. И мышь вышла позагорать. Никто там не живет. Музей какой-то. Бррр.
— Да. Пошли?
— Куда?
— Ну… Туда.
— Туда!?

Они посмотрели на густую тень, выползающую из-под приоткрытой створки дверей, а Лиска даже поежилась, ей показалось: солнце вдруг чуть потемнело, и из щели между створками неприятно повеяло холодом.
— Пошли? — повторила Лиска.
— Зачем?
— Интересно же. И вообще, мы там не были ни разу. Странно. Всю жизнь здесь ходим, а туда ни разу не заходили.
— И не надо. Чего там интересного? Там воняет, наверное.
Ничего не воняет. Надо же узнать. Это как в квесте.
— Ага, только «сейва» нет.
— Как хочешь.
Лизка, как могла, уверенно, подошла к двери и взялась за ручку. Остановилась, присматриваясь. Почудилось: в темноте за дверью сверкнул кошачий глаз.
— Погоди, Лис. Чо скажем, если чо?
— Ну… Деньгу ветром задуло.
— Ага. Давай.

Лизка потянула за ручку, в солнечных лучах вспыхнули золотом пылинки, и осветился небольшой тамбур, а напротив — метрах в трех — несколько ступенек и еще одна двустворчатая дверь, деревянная, тяжелая, темная, покрытая резьбой.
— Ну, заходи, чего ты? — Тарик подтолкнул Лиску, и оба ввалились внутрь и даже похихикали для смелости.
— Не воняет, — сказал Тарик.
— Тих. Пшли! — Лиска, крадучись, поднялась по ступенькам и склонилась над резной дверью. И тут же услышала:
— Ну и, скажи пожалуйста, чего тебя понесло на крыльцо?
— А ты мне не хозяин. Решил, и понесло. Сколько еще ждать? Старик про них говорил.
— Мало ли, что он говорил! Вот, что теперь?
Один голос был добродушным хриплым и немного гундосым, второй — высокий, писклявый и наглый.
— Это они сейчас разговаривают, что ли? — прошипел над ухом у Лиски голос Тарика.
— Тих! — ответила та.
Гундосый продолжал:
— Вот, что теперь? А мне все равно. Ты натворил, ты и разбирайся!
— А что, это что, в первый раз, а? — пропищало в ответ. — К старику — и дело с концом.
А потом громче:
— Эй, вы! Чего под дверью сопеть? Заходи, давай, не съедим! Наверное…
И тут, внезапно, от сквозняка, что ли, входная дверь со скрипом стала закрываться, отрезая тамбур и детей в нем от солнца и уличного шума.
Лиска, взвизгнув, а Тарик, молча, ринулись в закрывающуюся дверь. Тарик пропускал Лиску вперед и еще услышал писклявый голос, заливающийся зловеще-издевательским смехом.

Отдышались только за углом многоэтажки.
— Ничо се, — выдохнул Тарик.
— Да там просто кукольный актер живет и разными голосами говорит для смеха. Чтобы нас напугать. Увидел в камеру. Наверное.
— Ага, Лис, это он так прикалывался. А кот с мышью лазером нарисованые.
— Слушай! А ведь он нас заманивал! — слегка побледнев, проговорила Лиска.
— Маньяк? В полицию надо.
— Ага, про кота им расскажи.
— Короче, я пошел, в Интернете пошарюсь, а ты пока у мамы спроси. Осторожненько. Тебе проще. Все знают, что ты любопытная.
На том и порешили.

Вторая половина дня и вечер прошли в перезваниваниях, консультациях по Скайпу и прочим болталкам, а также разглядывании загадочного дома в Тариковы телескоп и бинокль.
Узнали немного. Дому почти два века, жил там какой-то, древний писатель, потом художник, потом еще была там какая-то революционная типография, и кто-то что-то непонятное впервые провозгласил или открыл. Поэтому дом не сносят, а, наоборот, охраняют и хотят сделать музей. Тариков папа сказал, что: странно, в наше время так уже не делают, сносят все, что под руку попадется, и строят «этот многоэтажный ужас». Лискина мама вспомнила, что видела пожилого мужчину, входящего в дом. Или выходящего, не важно. Мужчина интеллигентный, в шляпе, пальто и кашне — была, кажется, осень. Или весна, не важно. В Интернете Тар отыскал историю, что в войну в этот дом попала здоровущая бомба, но не рванула, а пробила насквозь, ушла под землю, и так там с тех пор и лежит, потому что ее искали и не нашли. Тариков папа сказал «вранье» и «в этой помойке чего только не понаписано». Темная, короче, история, никак не объясняющая гундосого кота и наглую мышь. Очередная вылазка назначена была на следующее утро.

С утра, по закону подлости, зарядил дождь. Капли молотили по подоконнику и расползались по стеклу. Лиска сказала, что это не важно, даже лучше, потому что мы, как будто, промокли и хотим спрятаться от дождя немного в подъезде. — Ну, давай, — согласился Тарик и они, натянув капюшоны, вышли под дождь.
Уже только приближаясь к дому, они поняли, что в подъезд войти им, как планировалось, не получится, потому что в дверях кто-то стоит. И этот кто-то при ближайшем рассмотрении оказался именно «интеллигентным пожилым мужчиной» только без кашне. Чем ближе подходили дети к старому дому, тем понятнее было, что стоит этот «мужчина» там неспроста. Вполне с определенной целью он там стоит. И эта цель в данный момент как раз подходила к дому.
— Он чё, нас что ли ждет?
— Это тот старик, про которого мышка говорила. Наверное. Давай свернем?
— Не. Неудобно. Скажет, чё это мы туда-сюда шарахаемся? Пройдем просто. И все.
— А если маньяк?
— Заорем.
— Давай.

— Доброе утро, молодые люди, — услышали они, пройдя еще несколько шагов. — Какой дождь славный, не правда ли? Проходите вот сюда, под козырек, здесь не каплет…
«Славный?» — подумал Тарик. «Каплет?» — подумала Лиска.
Так Тарик и Лиска впервые встретили Старика.

Эта и другие работы https://www.proza.ru/avtor/abuzuev

Поедем жить на тихий океан…

Скачать аудио mp3 здесь https://yadi.sk/d/fsJWzV3a32hKmP

Поедем жить на тихий океан?
Прошу тебя, прошу, давай, поедем!
Там волн узор и кожа цвета меди,
И корабли из самых дальних стран.

Там плещется зелено-голубое,
Сливаясь с бело-сине-золотым,
Там ждут дельфины за чертой прибоя,
Мечтая перейти с тобой «на ты».

А вечерами — песни под гитару
Или под банджо, или — кто на чем.
Как языки огня танцуют пары,
А жизнь не убегает, а течет.

Течет сквозь время в ритме позабытом,
В каком твоя качалась колыбель,
Не в кошелек пустой или набитый.
Она вокруг, и, главное, — в тебе.

А как придет пора — над далью звездной
Развеет пепел старый капеллан.
Прошу тебя, прошу, пока не поздно,
Поедем жить на тихий океан…

Это и другие стихи http://www.stihi.ru/avtor/abuzuev

Офицер и королева (ЦЕЙТНОТ)

Скачать песню mp3 здесь https://yadi.sk/d/Sl3u_sYDgkj22

Ах, черт возьми! Какая королева!
Головка, шейка, талия — ого!
Вот если бы не эта пешка слева…
Ну, ничего, успею, ничего.

Мой бог, ты посмотри, какая краля!
А впрочем, что тут, к черту разговор!
Конь, марш ко мне! Гони ее до края.
Да не мелькай! Совсем закрыл обзор!

Да я — не я, когда я с ней не буду!
А ну-ка, друг, подвинься на Е-3.
Тьфу! Убежала к своему зануде.
А он-то, он-то! Ах ты, старый хрыч!

Чего ты там, ладья? Опять советы.
Что: не соваться? Съест? Ах — ах, беда!
Прошу не обучать меня про это,
Я — слава богу — женщин повидал.

Ну вот, еще три хода, и свиданье:
Офицера всегда судьбе друзья.
Ну вот, я овладел ее вниманьем,
Ну вот, она уже почти моя!

Ну что, пока я жив, учись, салаги!
Кто-кто, а я король в таких вещах!
Теперь не отпущу ни на полшага!
Ах, королева, здрасти, как я сча…

Ему интересно… авторская песня

Скачать песню mp3 здесь https://yadi.sk/d/-pq43G6Y32Y9ri

Я так давно привык к моей ноше,
Что ремень уже не режет плечи.
Лукавый скажет: — Поверь мне, так было проще.
Я не поверю, но крыть мне будет нечем.

Я так давно одет в эти ткани,
Что иногда их путаю с кожей.
И эта кожа толста и тверда, как камень.
И все же, и все же, и все же…

Я иду и иду этому краю.
Я пою, пою и пою свои песни.
А Бог играет, на скрипке моей играет…
Наверное, ему интересно.

В моем окне то солнце, то снег, то птица,
То темнота, чье имя второе — Вечность.
Лукавый скажет: -Тебе это только снится.
Я не поверю, но крыть мне будет нечем.

Судьба вертится, как на шесте девица,
И не понять порою, где срам, где рожа.
Сегодня снова мне предстоит напиться…
И все же, и все же, и все же…

Я иду, иду и иду этому краю.
Я пою, пою и пою свои песни.
А Бог играет, на скрипке моей играет…
Наверное, ему интересно.

Ну, как там, Джимми, клево или — не очень?
И был ли смысл сажать кокаином печень?
Лукавый скажет: — Ты этого знать не хочешь.
Я не поверю, но крыть мне опять будет нечем.

Года стекают, как парафин по свечке,
И застывают каплями формы сложной.
Уймись, лукавый, крыть мне, как прежде, нечем.
И все же, и все же, и все же…

Я иду, иду и иду этому краю.
Я пою, пою и пою свои песни.
А Бог играет, на скрипке моей играет…
Наверное, ему интересно.

2016

МОЙ АГНЕЛ (авторский видеоклип)

Ну а начну я новую версию сайта с одной из моих лучших работ. Этот клип я рисовал (и «рендерил» — трехмерщики меня поймут) полтора года после того, как Валера Стуров записал эту песню в своей студии  mixstura.com Хорошо получилось.

Скачать песню (mp3) здесь https://yadi.sk/d/YJQtNnX032VdYn

Склони устало голову,
закрой глаза бессонные, мой ангел,
и крылья белоснежные сложи…

Сегодня время тихое,
прохладное, осеннее, мой ангел, —
пора златой души…

Завтра — солнце без тепла,
завтра — небо без ответа,
завтра — долгая дорога
в глубину холодных стран.

Но пока печаль светла,
и в душе сиянье лета,
ангел мой, поспи немного,
отдохни… а мне пора…

И я тебя, уснувшего
покину у обочины, мой ангел.
Прости, уйду один.

Из лета бесконечного
в холодный мир забвения, мой ангел,
прости, уйду один.

Завтра — солнце без тепла,
завтра — небо без ответа,
завтра — долгая дорога
в глубину холодных стран.

Но пока печаль светла,
и в душе сиянье лета,
ангел мой, поспи немного,
отдохни… а мне пора…

Ты пробудись, покинутый,
прости, благослови меня, мой ангел,
вернись в свой летний сад.

Бессильны крылья тонкие
во льдах и вьюгах бешеных, мой ангел.
Приму я это сам.

Завтра — солнце без тепла,
завтра — небо без ответа,
завтра — долгая дорога
в глубину холодных стран.

Но пока печаль светла,
и в душе сиянье лета,
ангел мой, поспи немного,
отдохни… а мне пора…

1994-2013