сказка про Ивана

Сказ про то, как Черт Ивана уму-разуму учил

(Ознакомительный отрывок. Полный текст на http://www.proza.ru/2016/07/12/596)

Музыкальный   спектакль для России с оркестром.

В спектакле использована музыка из оперетты Ж. Оффенбаха.

Действующие лица:

ИВАН-дурак — русский мужик, деревенщина.

ЧЕРТКОВ — европейской наружности молодой служащий Департамента греха и соблазна.

ВАСИЛИСА ГОРЮНИШНА — жена Ивана.

ДЕД ФИМА – горбун, калика перехожий.

НЕМЕЦ

ФРАНЦУЗ

АНГЛИЧАНИН

Народ русский, бюргеры немецкие, девицы французские, инженеры и полисмены английские, ангелы небесные, скоморохи и песельники.

Примерный состав оркестра: гусли, гитара, бубен, балалайки, бас-балалайка, баян, жалейка, рожок, русская перкуссия.

ДЕЙСТВИЕ 1

ПРОЛОГ

Раннее утро. Русь храпит, храпит на все голоса, с бульканьем и стонами, сонными молитвами и матерщиной. Постепенно, очень не сразу, храп сплетается в хороводно-плясовой ритм из которого возникает мелодия вступления первого зонга.

(звучит вступление зонга, на его фоне интеллигентный и благородный голос Черткова)

ЧЕРТ

Его Глубокопренизходительству, Генерал-Директору Департамента Греха и Соблазна, Господину Вельзевульскому полумелкого обер-беса 13-го ранга Черткова рапортиция. Тема: Совершенствование и развитие греховного существования подведомственного народонаселения. Объект: Иван, сын Иванов, национальность — русский, статус — деревенщина.

Появляется пастухи, танцуют и поют.

ПАСТУХИ

Как на этом свете ли, на том
Жил-был  Ивашка — деревеншина.
При царе Горохе, при старосте Авдёхе —
Ванька — деревеншина…

ЧЕРТ

Спешу уведомить Ваше Глубокопренизходительство о текущем состоянии дел. Вверенный мне объект, будучи подвергнут комплексу штатных процедур по соблазнению и обезбоживанию какой-либо определенной направленности мышления и действия не обнаружил. Иными словами, хуже не стал.

(Появляются бабы с ведрами, присоединяются к пастухам. Рассвет ярче, песня живее.)

БАБЫ
Чо не сделат, все у нё не так.
Э-эх! Все у нё навыворот:
Воду в решете таскает,
Лаптем щи хлебает —
Ванька — деревеншина.

ЧЕРТ

После памятного мне заседания, когда Вы лично, подвергнув мои рога критике генеральским трезубцем, изволили наметить ряд мероприятий под кодовым названием «Шкалик», я с утроенной энергией приступил к данного плана осуществлению. Увы мне — безуспешно!

(появляются мужики, засидевшиеся в трактире, присоединяются к остальным)

МУЖИКИ
Пивал  он  крепенько по праздникам,
А в будни так, по-малому,
Не боле полведёрышка,
А больше — где же взять?
С утра клянет весь свет, а к вечеру
Уж песни разудалые
Будет Ванька распевать.

ЧЕРТ

Исходя из вышеизложенного, спешу предложить новый подход к данной проблеме. Осмелюсь предположить: Иван воистину чертовски необразован. Его разум столь неразвит, а воспитание так запущено, что Иванов просто не в состоянии успешно воспринять наше влияние…

ВСЕ

Идут, идут года несчетные,
Дремучие, былинные,
А Ванька-деревенщина
Все вкривь да все не так,
И как Ивана ни крестили-то:
И быдло, и скотина он,
Ну а попросту — дурак…
И уж так Иван выписывал,
Что даж Черту стало жаль его.

ЧЕРТ

ИСходя из вышеизложенного, очевидно: всенепременнейше первым делом необходимо образовать, иными словами, просветить вверенный мне объект до той степени интеллигентности, коя потребна осуществлению наших целей. Как сказал классик, «…черней и гуще благостная тьма, коль рядом жгучий свет пылает…».

(Солнце вспыхивает ярко. Звон и гром. Все застывает.)

НАЧАЛЬСТВЕННЫЙ ГЛАС

Приказ номер три шестерки дробь шесть по Департаменту греха и соблазна. Проект «Просвещение народа» утвердить. Ответственным исполнителем  назначить обер-беса 13 ранга Черткова. Срок исполнения — три года, три месяца и три дня земного исчисления с момента оглашения.

(Звон, гром и прочее. Все исчезают.)

СЦЕНА 1

Изба Ивана. Печка. Иван лежит на печи. Жена Ивана за прялкой. Поет.

ВАСИЛИСА (поет)

Веретись, веретись, веретенышко,
Обвейся ниткой светлою,
Скажи родимой матушке
Словцо мое заветное.
Ой, матушка, голубушка,
Тепло ль на небе, милая?
Сведет нас вместе вскорости
Судьба моя постылая…

Появляется изящный, дворянского вида Черт. Стучит.

ВАСИЛИСА

Открыто! Кого там черт несет?

(Черт входит)

ЧЕРТ

Сам! Сам, извольте видеть, себя и несу. Приятного утра, хозяюшка!

ВАСИЛИСА

А, Божечки! Черт!

ЧЕРТ

Он самый, Василиса Горюнишна!

(видя, что Василиса пытается креститься, удерживает ее за руку)

Это совершенно излишне, сударыня, поскольку я здесь вовсе не для погубления вашего, а совсем даже наоборот, с весьма полезною миссией. И дело у меня к Ивану Ивановичу.

ВАСИЛИСА (мгновенно меняется)

Чово? Я те дам Иван Иваныча, ирод хвостатый! Где тут у меня ухват лежал?!

(Беззаветно хватает ухват, гоняется за Чертом, Черт уворачивается. «Гонения» прерываются похмельным воплем Ивана.)

ИВАН

(с печи) О-о-о-р-р… Васька!

ВАСИЛИСА

Чово!?

ИВАН

Чово там?

ВАСИЛИСА

Да — черт!

ИВАН

Кой черт?

ВАСИЛИСА

С рогми.

ИВАН

И чо?

ВАСИЛИСА

Гоняю вот.

ИВАН (подумав)

Ну, гоняй…

ЧЕРТ

Иван Иваныч, будьте милостивы, успокойте вашу супругу!

ИВАН

Ась? Васька! Это кто?

ВАСИЛИСА (останавливается)

Да черт, говорю!

ИВАН

И чо?

ВАСИЛИСА

Тьфу!

ЧЕРТ

Иван Иваныч, позвольте объясниться. Это дело наиважнейшее и взаимовыгоднейшее!

ИВАН

Погодь, Васька. Ну, объясняй.

ЧЕРТ

Как же мне объяснять, если я, некоторым образом, даже вас не вижу?

ИВАН

Чо?

ЧЕРТ

С печи слазь, говорю, морда!

ИВАН

Тьфу, ты! Васька!

ВАСИЛИСА

А!

ИВАН

Это ж барин, а ты говоришь, черт.

ВАСИЛИСА

А кто его разберет, ежели он с рогми?

ИВАН

С рогми! Морда! (после паузы, не двигаясь с места) Обожди, ваша благородия, уже поспешаю!

(спустя некоторое время)

ЧЕРТ

Оно и видно, что поспешаешь! Ты же места не сдвинулся!

ИВАН

Ишь ты. Прыткой. Потерпи маненько, барин, с печи слезть – эт ить меропринятий получается. Важен каждый шаг!

(Садится и, с огромными паузами, растягивая процесс слезания на весь зонг, медленно переставляет руки и ноги. Поет.)
ИВАН (поет)

Говорила мне мамаша:
Ну-к, слезай-ка, щей поесть.
Да я бы рад, мамаш, поесть,
Да только…
Тут, ить, надо-ть с печки слезьть!
Говорил друган мой верный:
У меня поллитра есть.
Да че там пить-то, чуть присесть —
И только!
А тут, ить, надо-ть с печки слезть!
Говорила мне кума:
Да приходи, сведу с ума.
Страсть в куме, конечно, есть,
Но только…
Тут, ить, надо-ть с печки слезьть!

(К концу зонга Иван стоит напротив Черта)
ЧЕРТ

Силён!

ИВАН (разиня рот)

Барин, а ты ведь и впрямь — Черт.

ЧЕРТ

Черт, Иван Иванович!

ВАСИЛИСА

А я что говорю, а ты — морда!

ИВАН

Погодь,  Васька. Вишь кака важность. Незнай даже, чо думать. Чего изволите, вашбродие?

ЧЕРТ

Вот! Другое дело! (принимает торжественный вид) Спрошу во-первых: ты, Иван — дурак?

ИВАН

Ну.

ЧЕРТ

Спрошу во-вторых: хочешь умным быть?

ИВАН

Ну…

ЧЕРТ

А вот и третий спрос: поступишь ко мне в ученье?

ИВАН

Эк! Какое ж от черта ученье? Пакость одна. Прошлый раз в трактире Ярема вон — тоже с чертями. Все разговаривал: «Маненькие мои! Зенененькие мои!» Так посля него Агафон-трактирщик на полдня заведение закрывал.

ЧЕРТ

Это, Иван Иваныч, бесы из группы захвата. Другое ведомство. А у меня ученье самое настоящее. Да и не сам я учить буду. Я вас только к учителям отвезу. К самым лучшим.  За границу поедем, Иваныч!

(беседа прерывается воплем Василисы)

ВАСИЛИСА

А-а-а! Так и знала я! Ишь чего надумал, глист рогатый, живого мужа с дому сводить!

(Хватается за ухват.)

ЧЕРТ (уворачиваясь)

Очень даже обидно слушать от вас такие слова, Василиса Горюнишна! Разве похож я на дешевого соблазнителя из Коммерческого отделения? (Соблазняет.) Разве так ужасен и отвратителен вид мой? А знаете ли вы, знаете ли вы, Василиса, что не пройдет и трех лет, как ваш Иван сделается умен и богат, а вы сами будете ходить в шелках и парче, пить шампань и заморским зефиром закусывать? Да и зачем три года! Вздор! Год! Год – и то много! А пока вот вам, свет-Василисушка, задаток: за каждый день отсутствия вашего любезного супруга — пятак медью, за неделю — полтинничек серебром, за месяц – рупь золотом!

ВАСИЛИСА (соблазняясь)

Два.

ЧЕРТ

Э… что?

ВАСИЛИСА (почти в прострации)

Неделя – полтинник. Месяц – два рубля.

ЧЕРТ

Да… Два рубля. Два рубля! А в придачу от меня лично вам — в знак восхищения и признательности вечной — заграничные диковинки: парфюм французский, щербет турецкий, да пара англицких панталонов с подвязками!

(Поет и танцует с Василисой.)

Скажу я, сударыня, вам без затей.
Наукой доказано твердо:
Все зло, мон ами, на Земле от людей,
А валят, простите, на черта.

Вы помните: рай, все поет и цветет,
И вот, в нарушенье условий,
Кто выдал Адаму запретнейший плод?
А кто оказался виновен?

Сломался ли плуг, не дорос ли овес,
Сдох пес, не доится корова,
Набилась мозоль иль расквасился нос —
На черта все вешают снова.

А мы — смесь ума и изящных манер,
Приятно и весело с нами,
И умные люди от веку, мин хеpц,
Умели поладить с чертями.
Не верьте, не верьте дурацкой молве,
Будь молод ваш мир, будь он стар ли,
Все зло в этом мире у вас в голове,
Я вас уверяю, май дарлинг!

(Василиса, онемевшая, парализованная и счастливая, валится на лавку.)

ИВАН

Здорово ты ее, вашбродь, уконтропупил. Ишь, лежит, чисто полено, хоть в рясу ряди, хоть в печку клади.

ЧЕРТ

А! Ерунда. У нас это проходят на 2 курсе.

ИВАН

Мастера! То-то я смотрю, у нас на деревне не детвора, а сплошные бесенята! Ну да ладно, Васька, вернусь, мозги те вправлю, для этого заморских учениев не нать.

ЧЕРТ

Ага! Стало быть, по рукам?

ИВАН

По рукам, вашбродь!

 

Послушать песни из спектакля mp3 (запись 2000 года в домашней студии Сергея Хижова)

Пролог

Песня про печку

Песня про велику механику

Сколько выпито…

Песенка про петуха

Финал